Развитое Средневековье в Пермском Предуралье

к карте

                                                                                                                         

       

На основе культуры харинских мигрантов и местных автохтонных традиций на территории Прикамья происходит формирование двух культур развитого средневековья: Неволинской и Ломоватовской.

Неволинская культура сложилась в кон.VII в. в. бассейне р. Сылвы. Территория этой культуры весьма значительная, как показывают исследования A.В. Старкова, Б.Б. Овчинниковой и А.И. Лебедева, неволинские памятники VII-VIII вв. занимают не только Кунгурский, Суксунский, Березовский и Кишертский районы Пермской области, но и ряд территорий Свердловской области (Красноуфимский район) и Северной Башкирии. Практически это  территория лесостепей Среднего Урала и Пермского Предуралья. Свое название культура (этап) получила по могильнику у д. Неволино. Памятники неволинского этапа представлены селищами, могильниками и городищами. Городищ не очень много, они, как правило, небольшого размера (0, 8 - 5 тыс. кв. м) расположены на мысах рек. По мнению Р. Д. Голдиной и Н.В. Водолаго, городища имели кольцевые укрепления в виде тына и небольшого вала, который с напольной стороны увеличивался и дополнялся рвом. Городища застраивались срубными слегка углубленными в землю домами площадью 14 - 18 кв. м, которые располагались улицами вдоль склонов и валов. Наиболее хорошо изучено Верх-Саинское городище в Березовском районе. Дома имели очаги-каменки, рядом с ними, а иногда и в самих домах устраивался погреб. На неволинских могильниках наиболее хорошо прослежена процесс трансформации погребального обряда от курганного (харинского) к бескурганному. И.Ю. Пастушенко считает, что такое сочетание связано с длительным периодом генезиса неволинской культуры, который, по его мнению, так и не завершился окончательно к моменту исчезновения неволинского населения. Захоронения на могильниках производились в прямоугольных и овальных ямах в гробовищах и срубах, иногда фиксируется обкладка стенок ямы камнем. Способ погребения – трупоположение. Ориентировка погребений различна. В них встречены в большом количестве детали костюма (подвески, нашивки, накладки) и украшения, лежащие в порядке прижизненного ношения, что указывает на то, что покойников одевали в парадные костюмы. Много и сопроводительного инвентаря. В женских могилах встречаются ножи, пряслица, посуда с пищей, остатки уздечек, отдельно лежащие пояса. Для мужских погребений типичны погребальные маски, различное оружие (наконечники копий и стрел, сабли, топоры), остатки седел и узды, реже обнаружены сосуды. В могилах и в засыпях, встречаются черепа и зубы лошадей. Ярким отличительным признаком материальной культуры неволинцев являются неволинские пояса, которые являлись предметом дальней транзитной торговли. Из Пермского Предуралья они доходили до Прибалтики и известны в погребениях в Швеции и Финляндии (19 поясов). Высокой степени развития достигли обменно-торговые связи, о чем, кроме вышесказанного, свидетельствуют и многочисленные находки кладов импортного серебра (монеты, произведения торевтики). Исследователи называют разные причины резкого исчезновения неволинцев в конце VIII начале IX вв. в бассейне Сылвы. Можно считать, что ими могли быть массовые эпидемии или военные конфликты. Неволинцы могли стать жертвой конфронтации между мадьярами Южного Урала и тюрками (печенегами и ранними болгарами), население могло быть выведено ранними болгарами на Нижнюю Каму, где обнаружены следы их присутствия в IX-XI вв. О массовой гибели людей в конце VIII – начале IX вв. свидетельствуют поспешные коллективные захоронения, совершенные прямо на неволинских поселениях.

Ломоватовская культура именуют памятники VII-XI вв., распространенные на территории Верхнего Прикамья от истоков Камы, Колвы и среднего течения Вишеры до современного г. Пермь. Всего на этой территории насчитывается более 300 поселений, могильников и кладов, объединенных этнохронологическим единством. Наиболее емко ломоватовский этап (культура) изучен Р.Д. Голдиной.

Свое название культура получила по речке Ломоватовке, в бассейне которой еще в XIX, в. было найдено множество типичных для неё вещей и памятников.

Ломоватовские памятники зачастую образуют локальные родовые группы, которые включают 1-2 городища, 2-4 селища, 1-3 могильника.

Ломоватовские могильники так же, как и неволинские, представлены курганными и бескурганными кладбищами, расположенными на небольших всхолмлениях на берегах рек. Многие курганные могильники имеют более поздние бескурганные части. В курганах прослеживаются внутримогильные сооружения в виде одновенцовых срубов или гробовищ из досок. Бескурганные могильники наиболее характерны с VII в. Наиболее значительны раскопки Агафоновского II могильника, где Р.Д. Голдиной вскрыто более 450 погребений, Огурдинского и Рождественского могильников, на каждом из которых Н.Б. Крыласовой изучено более 200 захоронений.

Ломоватовские неукрепленные селища располагаются по берегам рек в сухой высокой пойме или на краю коренных береговых террас. Селища чаще всего находились недалеко от городищ, но в глухих районах они образовали группы и незащищенные городищами. Мощность культурного слоя на селищах составляя в среднем 0,2–0,4 м, но некоторые из них имели слой и до 0,6–1,0 м.  Укрепленные поселения – городища сооружались, как правило, на мысах. Оборонительные сооружения, как правило, просты: вал и ров перед ним с напольной стороны, реже сооружались валы и, видимо, частоколы по краям мысовой площадки городища. К IX-X вв. на ряде городищ появляются дополнительные системы укреплений, количество валов доходит иногда до 3-4 (городища Володин-Камень, Соломатовское). По гребням  валов шли частоколы из бревен (Анюшкар, Редикор и др.) и такой же частокол – по краям площадок. Площадки подсыпались глиной и щебенкой, иногда искусственно срезались, образуя уступы (Кыласово, Петуховское,  Гырчиковское и др.). В результате земляная часть валов вместе с частоколами образовали стену высотой до 5 м. Площадь городищ обычно 4-9 тыс. кв.м., но встречаются и значительно более крупные памятники (Губинское, Рождественское городища). Мощность культурных отложений на некоторых городищах составляет более 1 м.

Хозяйство ломоватовцев было комплексным. Его основу составляли подсечное лесное земледелие и пастушеское скотоводство. Разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, лошадей. Активно занимались охотой, бортничеством, рыбной ловлей. Как показывают данные палеоихтиологии, в прикамских реках ломоватовцы ловили лещей, щук, сазанов. Но главной породой добываемых рыб были осетровые. Ловили  осетров размерами более 2 м, белуг до 3,1 м. Собака использовалась не только на охоте, но и как ездовое животное, о чем говорят костяные части поводка для их привязывания, вертлюжков от упряжки и застежки-пясики на Анюшкаре и Рождественском городище. В ломоватовское время возросло значение промысловой охоты, особенно пушной. Первое  место в промысле занимал бобр. Добыча бобра шла повсеместно и кости его составляли до 50 % всех диких животных. Кроме бобра добывался горностай, соболь, куница, белка. Меха пушных животных стали основном эквивалентом в транзитной торговле. Ради мяса охотились на лося, кабана и северного оленя. Северный олень, возможно, использовался не только на мясо, но и как ездовое животное. На Анюшкаре найдена костяная часть уздечки оленя, плоские застежки оленьих намордников, две дуги с отверстиями на сгибах – переходники для крепления нарт. Основным орудием охоты был сложный лук, из дерева и костяных пластин. Костяные пластины от него найдены на Анюшкаре, Рождественском, Искорском, Редикорском, Лаврятском городищах и других памятниках. Встречены так же щитки для защиты руки и костяные крючки для натягивания тетивы. Для подманивания птицы применял костяные манки из полых костей птиц с отверстиями.

д.и.н. Белавин А.М.,

к.и.н. Крыласова Н.Б.

к карте